Чтобы пополнить казну, честный бизнес будут шкурить с удвоенной силой

Экономический блок кабмина освежили. Первым вице-премьером стал экс-помощник президента Андрей Белоусов. Вернули в столицу губернатора Пермского края Максима Решетникова — он возглавит Минэкономразвития.

Будучи помощником президента, Белоусов напугал предпринимателей экспроприацией полтриллиона рублей, сказав, что «делиться надо». Этих слов хватило, чтобы совокупное состояние собственников компаний из списка Белоусова уменьшилось на $ 3,1 миллиарда — инвесторы стали спешно распродавать российские активы. Впрочем, в битве за нажитое непосильным трудом победил бизнес.

Не прошла и идея Белоусова о стартапах: за неудачное венчурное инвестирование наказывать 20 годами тюрьмы. В послании Федеральному Собранию президент Владимир Путин заявил, что не должно быть уголовного преследования за неудавшийся стартап. Максим Решетников до губернаторства в Пермском крае был руководителем Департамента экономической политики и развития города Москвы. С его подачи снос тысяч торговых палаток прокатился по всей стране, получив прискорбное название «ночь длинных ковшей». Что ждет бизнес теперь? Прекратят его «кошмарить?»

— Отправная точка — не новые назначения в экономическом блоке и его взаимоотношения с бизнесом, а послание президента, — считает предприниматель, экономист Дмитрий Потапенко. — Почему важна эта последовательность? В соответствии с российским законодательством Федеральное Собрание — это установленный круг лиц. И более никто. Поэтому, если бы у нас были крючкотворы, они могли бы опротестовать в судах это «Федеральное Собрание». Это раз.

Второе — уход в отставку и назначение Дмитрия Медведева на должность, которой не существует. Опять-таки, как можно переместить человека на пустое место?

Следующее. Назначение главы ФНС премьер-министром. Господина Мишустина все абсолютно похвалили, сказали, какой он был эффективный менеджер на посту Федеральной налоговой службы. Что может ожидать бизнес — это немаловажный аспект в привязке к новости, якобы об эффективности налоговой службы с приходом в свое время Мишустина. Дело в том, что до этого банковские служащие, классные маркетологи, программисты создали отточенные продукты, которые зачастую даже лучше, чем за рубежом.

Благодаря этому практически все операции видны до 10 поколения. И это было создано, ещё раз говорю, не в кулуарной среде какого-то ведомства, а на базе того, что сделали банкиры. Вспомните, когда-то деньги переводились банками трое суток. И это считалось нормой. Были эти бумажные платежки. Кто же это усовершенствовал? Налоговые службы? Нет. Это сделали предприниматели. Вот у нас экономика растет максимум на 1,5%, а собираемость налогов увеличилась на 39%. Как это понимать?

Если идёт речь о том, что у нас огромный объем экономики был в «чёрной зоне», тогда кто это допустил? Много ли правоохранителей за последние 20 лет понесли за это наказание?

Получается, вы сами себе говорите и рассказываете гражданам, что есть какой-то мифический «черный бизнес», который вы обеляете и он даёт дохода больше, чем реальный рост экономики.

Новый глава ФНС сейчас пообещал, что главное — не собрать налоги в сумме, а неотвратимость собираемости налогов. Более того, теперь наши домохозяйства сведут полностью. Поэтому я уверен: тех, кто находится в белой зоне или в так называемой публичной, ожидает увеличение количества проверок собираемости налогов и доначислений. Это не относится к когорте владельцев бизнеса, приближенных к высшему эшелону власти, их бизнес останется по-прежнему в «понятийном поле». Поэтому малому и среднему бизнесу надо приготовиться в очередной раз к ошкуриванию.

— Именно это имел в виду Мишустин, когда сказал, что необходимо очень честно поговорить с бизнесом?

— Есть бизнес, который зашифровался, близок с властью, боюсь, что Мишустин не «в тех погонах», чтобы разговаривать с этим бизнесом. У этого бизнеса «крыша» посильнее, чем Мишустин. При всей, действительно, его математической, технократической подготовке — а он весьма приличный менеджер — это ему не удастся.

У нас, например, есть огромнейшая проблема — мусорные полигоны, владельцы которых в базе зашифрованы. Там нет четкой статистической информации, никакой прозрачности. Каким образом с этими широколицыми молодыми людьми, еле влезающими в Bentley и выпадающими где-нибудь на центральных площадях наших городов, будет «честно» разговаривать Мишустин? Боюсь, что сотрудники в высоких генеральских погонах будут несильно этому рады.

Через определенные каналы ему кулуарно, без публичности, объяснят: шерстите средний, мелкий бизнес, занимайтесь самозанятыми, девочками, которые печеньки напекли и продали через Инстаграм — вот это ваш уровень. А «наших ребятишек» трогать не надо, потому что это — наши дети.

Господин Мишустин и новый глава ФНС Егоров попали в очень непростую ситуацию. Четко понимают, что они — технические персонажи. Когда Мишустина уберут, ФНС ожидают очень непростые пертурбации. Было бы хорошо, чтобы глава ФНС заложил что-нибудь доброе, светлое, вечное, построенное не на том, чтобы «поиметь» в очередной раз малый и средний бизнес.

— Какие послабления могли бы помочь в ситуации, когда стагнирует внутренний рынок?

-Это не в руках Федеральной налоговой службы. Если мы говорим, какие должны быть послабления, то это — регуляторная гильотина. Она попахивает отрубанием голов. Должны быть кратно сокращены любые регуляторные вещи. Дело не в «толщине омлета», как считал Медведев. Профессиональное сообщество многократно говорило, что нужно контролировать конечные продукты, а не промежутки.

Никакой регуляторной гильотины в природе не существует, есть регуляторный топор, который ложится на шею тех же самых рестораторов. Дайте экономике дышать, чтобы у нас сокращалось количество мелких, средних, крупных чиновников, как класса. Наша экономика — чиновничья, а не производительная. Готов ли на это пойти новый кабмин? Я очень сильно в этом сомневаюсь, потому что это сокращение их полномочий, причём существенное, в том числе и силовых ведомств.

Повторю, проблемы возникнут у господина Мишустина: с генералами бизнеса и их детьми, которые владеют большей частью Российской Федерации и российского реального бизнеса. А нас, мелкоту, придушить — это 15 минут.

— Учитывая ужесточение сбора налогов, тотального контроля, как вы оцениваете инвестиционный климат в России?

— Инвестиционный климат не надо оценивать. Климата — нет, инвестиций — практически нет, пышные инвестиционные форумы, в основном, использовали чиновники, чтобы потусоваться, а организаторы — заработать денег. Вложения иностранных инвесторов в государственный долг Российской Федерации сократились. Это означает, что ранее, несмотря на стагнирующую экономику, в наш внешний долг иностранцы вкладывались, а сейчас пришли к тому, что они обнуляться, будут работать со старым долгом. Это как раз к 2021−2022 годам, когда у них будет рецессия.

— Может, усиление борьбы с коррупцией поможет и привлечёт инвесторов?

— Я бы с вами согласился, осталось только понять, кто же это будет чудесное животное, которое поборется само с собой — это какой-то Котопёс. Бороться сами с собой они не будут. Коррупция — это основа основ государственной власти Российской Федерации. Мишустин никаких фундаментальных изменений сделать не сможет. Он не может ограничить силовиков. Не может технически. У него нет никаких полномочий, чтобы ограничить силовую власть в Российской Федерации.

Когда мне говорят об изменениях в уголовном преследовании предпринимателей, у меня начинает шкура плавиться. Потому что за 30 лет, что являюсь генеральным директором разных компаний и управляющим различных активов, я не припомню, чтобы меня пригласили в какой-нибудь высокий кабинет и сказали: Дмитрий Валерьевич, вы многое правильно говорите, давайте вместе с вами программу рассчитаем и осуществим. Они живут в другой стране. Они с другой планеты. В прямом смысле.

Если в борделе поменять девочек, в принципе, ничего не поменяется. Бордель надо сносить. Ключевая проблема — методологическая.

Сейчас на национальные проекты, выделяется 25 триллионов рублей. Они изыскиваются из повышения НДС, пенсионного возраста. Говорят, что требуется инвентаризация этих национальных проектов.

Но дело в том, что большую часть национальных проектов, когда они даже еще составлялись — это на 60% калька того, что и так заложено в тех или иных министерских портфелях. Другое дело, если мы возьмем нашу всеми любимую демографию. Это абсолютно фантазийные, не привязанные к какой-нибудь реальности идеи: мы раздадим женщинам деньги, и они начнут рожать. Сомневаюсь. Это никаким образом не притормозит естественную убыль населения. Демография — штука, не подчиняющаяся нашим вождям. Нас они загнобят существенно раньше. Надо разобраться с обырвалгами, которые нами правят. У нас «обувают» всех по закону и принимают изначально извращённые законы, которые усложняют жизнь не обырвалгам, а нормальным честным людям.

Я бы рекомендовал премьер-министру прийти к первому лицу государства и спросить: а как мы будем разбираться с этими обырвалгами и генералами? Если это реальная работа. Но боюсь, все это тоже невозможно. Шкурить честный бизнес будут, как и раньше.

0

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ

Войти с помощью: 
Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя