Почему вокруг проекта целлюлозного завода на Рыбинском водохранилище развернулось сражение

О строительстве целлюлозного предприятия в пригороде Череповца ходит много слухов. Компания «Свеза» и правительство Вологодской области строго придерживаются линии максимального умолчания. Проект на рассмотрении, предстоят обсуждения и экспертизы, забегать вперед не нужно – вот, собственно, и всё, что удается журналистам выжать из чиновников и подчиненных олигарха Алексея Мордашова. Противники строительства заявляют об активной подготовке к стройке, которая может начаться уже весной наступившего года. Мы попросили рассказать о ситуации вокруг ЦБК одного из главных оппонентов этого проекта в Череповце, руководителя регионального отделения всероссийской общественной организации «Общественный Экологический Контроль России» по Вологодской области Алексея КОЩЕЕВА.

— Алексей Валерьевич, многие череповчане убеждены, что строительства целлюлозного комбината не будет, поскольку в ноябре было официально сообщено об отказе от проекта. Другие призывают слушать мэра Череповца Вадима Германова, который заявляет, что решение о стройке не принято и даже место для ЦБК окончательно не определено. Третьи говорят, что все это выдумки для отвода глаз. Так что же на самом деле происходит с проектом ЦБК в Череповецком районе?

Руководитель регионального отделения всероссийской общественной организации «Общественный Экологический Контроль России» по Вологодской области Алексей Кощеев.
Алексей Кощеев считает, что целлюлозный завод — не настолько
важный для экономики области бизнес, чтобы ради него можно
было принести в жертву Рыбинское водохранилище. По сути,
строительство предприятия на берегу важнейшего не только для
Череповца водоема выгодно лишь олигарху Мордашову, для прочих
жителей Вологодчины оно несет преимущественно проблемы.

— Сразу отмечу, что речь идет не о комбинате, а о заводе. В рамках проекта «Зевс» в Судском сельском поселении планируется выпускать не бумагу, а беленую целлюлозу, полуфабрикат. Проектная мощность завода – 1,3 миллиона тонн продукции в год, это серьезный объем, выпуск которого скажется не только на конъюнктуре рынка целлюлозы, но и на экологической ситуации вокруг Череповца. В компании «Свеза» это прекрасно понимают, поэтому уже несколько лет целенаправленно работают в информационном пространстве, пытаясь если не изменить общественное мнение, то хотя бы снизить интерес населения к проекту, чтобы по-тихому реализовать его. Вот вы говорите об официальном отказе от проекта, а попробуйте вспомнить, откуда взялась эта информация?

— В СМИ прошла точно, причем не только в местных, но и в федеральных.

— Вот именно. А СМИ ссылались на анонимные телеграм-каналы. В частности, на канал «Акитилоп». Он не такой уж анонимный, из- вестно, что владеют им люди, связанные с администрацией президента. Услугами этого канала пользовались, например, пиарщики губернатора Вологодской области во время предвыборной кампании. И когда накануне акций протеста именно в «Акитилоп» выбрасывают никем не подтвержденную информацию, без ссылок на источники, это как минимум вызывает недоверие. С тех пор никто так и не прокомментировал этот слух. И тот же Германов, о котором вы упомянули, уже не говорит об отмене проекта. Он слово в слово повторяет пресс-релизы «Свезы» с привычным набором фраз: «окончательное решение не принято», «сроки не определены», «будет экологическая экспертиза» и так далее.

Почему вы так скептически относитесь к подобным заявлениям?

— Потому что это смешно. Проект строительства ЦЗ на Вологодчине стартовал в 2013 году, и уже тогда было известно место планируемой стройки. В 2014-м в Судском поселении прошли, по сути, липовые «публичные слушания», на которые не пустили большинство местных жителей. Вместо них решение об «одобрении» проекта ЦБК принимали крепкие молодые люди, привезенные из Вологды на автобусе, а «охрану» зала обеспечивал специально нанятый ЧОП. В октябре того же года появилась оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС) с предварительными параметрами завода. В декабре 2014-го общественников из Череповца и Суды возили в Финляндию, поглядеть из-за забора на ЦБК. То есть место строительства и параметры строительства стали известны еще 5 лет назад, и говорить сейчас о том, что решение не принято – это как минимум лукавить.

— Неужели в «Свезе» и мэрии Череповца думают, что у людей такая короткая память?

— Не знаю, возможно, это часть общей стратегии. В 2015 году, после отказа Ярославской области согласовать размещение ЦЗ, возле своих границ, из всех документов, из дорожных карт и так далее были убраны словосочетание «целлюлозный завод» и аббревиатура «ЦБК». После чего разработка проекта продолжилась, только стала менее публичной. И таковой она остается до сих пор. По сути, сообщения об инвесторах из ОАЭ стали первыми широко распространенными сведениями о старте проекта «Зевс».

— Таинственные арабы из инвестфонда Mubadala, в октябре 2019-го пожелавшие вложить миллиард-другой долларов в целлюлозное детище Алексея Мордашова, до сих пор вызывают пересуды. Что это за фонд такой, и почему решение принималось на уровне глав государств, прямо во время визита Путина в ОАЭ?

— Mubadala часто выступает в качестве посредника в реализации крупных проектов, когда нужно скрыть конечного инвестора. Вполне возможно, что и в нашем случае речь идет о финансировании проекта совсем не арабами. Но дело даже не в этом. После громкого объявления об инвестициях, выяснилось, что конкретных договоренностей о суммах и сроках не было. Больше того: у нас есть сведения о том, чтоинвесторы (кем бы они на самом деле ни были) поставили Мордашову жесткое условие: никакой протестной активности вокруг строительства ЦЗ. После этого, кстати, и начались танцы с бубном вокруг телеграм-каналов и информационные вбросы со стороны официальных СМИ.

— Давайте вернемся к самому проекту. Представители «Свезы» говорят о современных технологиях, которые будут применяться в производстве, ссылаются на опыт той же Финляндии. Это тоже только слова?

— Буквально на днях мы получили информацию из поселка Понтонный в Ленинградской области, где работает одно из предприятий «Свезы». На фото- и видеоматериалах местного жителя видно, насколько загрязнена река Большая Ижорка, куда фанерный комбинат за последние 3 года 24 раза сбрасывал свои сточные воды. Фактически она полностью отравлена. Похожие сведения пришли и из Костромы, где находится еще один фанерный комбинат «Свезы». При этом в СМИ представители компании не перестают твердить о высокой экологичности своих предприятий и даже проводят уроки эко- огического просвещения! Понятно, что производство фанеры и целлюлозы отличается по технологическому циклу, но в конечном итоге мы видим одно: топ-менеджеры «Свезы» и карманные СМИ говорят, что всё хорошо, а на самом деле ничего хорошего нет. Ситуация усугубляется еще и тем, что Рыбинское водохранилище, по информации Росводресурсов (поддержанной Минприроды), испытывает предельную нагрузку по нефтепродуктам, нитратам, азоту, фосфатам и еще нескольким веществам. Любое даже суперэкологичное предприятие таких масштабов, как ЦЗ, неизбежно нарушит биоравновесие водоема и за короткий срок уничтожит его. Отравление Рыбинского водохранилища неизбежно окажет влияние на весь бассейн реки Волги и лишит смысла федеральный проект «Оздоровление Волги», на который Москва планирует потратить больше 200 миллиардов рублей. И всё это ради офшорных прибылей одного-единственного олигарха?

— Утверждают, что целлюлозный завод станет хорошим источником налоговых поступлений для местных бюджетов. Это не так?

— Да бросьте, в Вологодской области для новых крупных предприятий установлен льготный налоговый режим на 5-7 лет по разным видам налогов. От имущественных (полностью идущих в бюджеты сельских поселений) завод будет освобожден, налог на прибыль будет копеечным – к тому же, мы прекрасно знаем, как компании Алексея Мордашова поднаторели в вопросах налогообложения прибыли. А Олег Кувшинников давно стал гуру по части предоставления налоговых льгот тем, кто прекрасно может обойтись и без них. Бюджетные поступления от НДФЛ тоже не впечатлят –рабочих мест на новом заводе планируют три сотни.

— Это только на самом заводе, а ведь есть еще стройка, смежники – в «Свезе» говорят о паре тысяч рабочих мест.

— Вы же прекрасно видите, кто занимает рабочие места в череповецких (и не только) строительных организациях. Государства Средней Азии и, образно говоря, производители конвертов для зарплат, наверное, выиграют от строительства ЦБК, а насчет местных жителей и бюджета – большие сомнения.

— Вам нередко ставят на вид, что вы не только экологический активист, но и секретарь райкома КПРФ. В советские времена развитие промышленности считалось приоритетной задачей, а вопросам экологии уделялось, так скажем, не первостепенное внимание. И, мол, в этом есть некое противоречие с вашей нынешней позицией.

— Нет никакого противоречия, если как следует вдуматься. Одно дело – становление и развитие промышленности в СССР, где вся прибыль даже от экологически не слишком благополучных предприятий шла на благо населения – в виде развития бесплатной медицины, доступного санаторно-курортного обслуживания и так далее. (к тому же, изначальная проектная мощность меткомбината была существенно ниже, а санитарные зоны значительно шире, чем сейчас). И совсем другое дело – когда прибыль от завода уйдет на Кипр в офшоры олигарха, а негативные экологические последствия придется расхлебывать людям, живущим в Череповце и окрестностях. Здесь коренное различие с советскими временами, кардинальное.

Потоки пенных сбросов в реку в Ленинградской области - самое наглядное проявление
“честности” пиарщиков компании “Свеза”.
Потоки пенных сбросов в реку в Ленинградской области — самое наглядное проявление
“честности” пиарщиков компании “Свеза”. Кто поручится, что так же не будет на
Вологодчине?

— В завершение нашего интервью вернемся к тому, с чего начали: так будет построен целлюлозный завод в Череповецком районе или нет? — Я скажу так: всё зависит от нашей с вами активности. Поймите, мы не против проекта завода и новых рабочих мест, мы против его строительства там, где строить его нельзя. Фаза начала работ запланирована на весну 2020 года. За ситуацией внимательно наблюдают самые разные группы влияния – они оценивают и нашу деятельность, и действия «Свезы», и общественную активность – всё, вплоть до состояния здоровья нашего олигарха. Если мы, простые жители Череповца, района, области, наши соседи из Рыбинска, Ярославля, Тутаева, других городов, неравнодушные политики и общественные деятели не отойдем в сторону, а будем противодействовать уничтожению Рыбинского водохранилища, ничего у господина Мордашова и господина Кувшинникова не получится. В этом смысле очень важна общественная поддержка любых протестных акций. Условно говоря, если бы 1 декабря на площадь Химиков вышли бы тысяч 10 человек, проект уже был бы свернут. Поэтому я призываю череповчан не стесняться выражать свою позицию не только на кухне, но и всеми другими доступными способами. Речь идет о будущем наших детей, в таких вопросах скромничать смысла нет.

Источник: газета Вологодская ПРАВДА  Январь 2020г. №1 (001)

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *